Понедельник, 20.01.2020, 00:59

Приветствую Вас Гость | RSS
МИРОВАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА 19 ВЕКА
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Статистика
Total users:

Главная » Статьи » Мои статьи

Скрябин и его "Мистерия" как иллюстрация идеи синтеза искусств


14 апреля 1915 года в Москве скоропостижно скончался Александр Николаевич Скрябин. Композитору шел 44-й год, его музыка звучала по всему свету. Одним из первых на кончину Скрябина откликнулся Константин Бальмонт: " Он чувствовал симфониями света, он слиться звал в один плавучий храм - прикосновенья, звуки, фимиам и шествия, где танцы как примета..." Близкий друг Скрябина, Бальмонт знал о замыслах музыканта-мистика, собиравшегося осуществить небывалый в истории искусства синтез. Составными частями скрябинской «Мистерии» должны были стать не только традиционные искусства (музыка, поэзия, живопись, архитектура, танец), но и еще не существующие, фантастические.


Биограф Скрябина Л.Л. Сабанеев воспроизвел в своей книге «Воспоминания о Скрябине» (Москва, 1925 г.) слова композитора о том, какой он представлял свою музыку.

Симфония света. «Я хочу, чтобы были симфонии огней... Вся зала будет в переменных светах. Вот тут они разгораются, это огненные языки, видите, как тут и в музыке огни... Свет должен наполнить весь воздух, пронизать его до атомов. Вся музыка и все вообще должно быть погружено в световые волны, купаться в них».

Симфония запахов. «Тут все есть, и симфония световая, и симфония ароматов, потому что это будут не только столбы светов, но и ароматов».

Симфония вкуса. «У меня в «Действии» будут также и вкусовые ощущения».

Симфония прикосновений. «К концу мистерии мы уже не будем людьми, а станем сами ласками».

Симфония взглядов. «Надо фиксировать не только линию жестов, но и взоров. Вот такие скользящие взоры, как их записать? Это совершенно особенное ощущение, если, например, взор следит за своим собственным жестом, как бы лаская его»

Симфония мыслеобразов. «Я хочу в «Мистерию» внести такие воображаемые звуки, которые не будут реально звучать, но которые надо себе представить».

Привлечение всех органов человеческого восприятия было, разумеется, не самоцелью, а лишь частью грандиозного скрябинского замысла по преображению Вселенной. По его мнению, наша цивилизация находится на гибельном пути технотронного самоуничтожения: человечество может погибнуть, так и не пробудив спящие в себе божественные энергии — психические силы.

Композитор принимает решение выстроить и реализовать альтернативный путь эволюции. По его замыслу, в далекой Индии, на берегу зачарованного озера, из драгоценных камней, фимиамов и красок заката должен быть построен храм для исполнения «Мистерии». Он, Скрябин, даст только первый импульс к включению фантастических причинно-следственных цепей. В небе над Гималаями зазвенят мистические колокола, и на их зов все населяющие Землю народы пойдут в Индию, что бы принять участие в исполнении величественной симфонии Преображения. На седьмой день грандиозного синтетического действа объединенная мощь ментального поля народов должна была пробить экран мировой Иллюзии. В художественном экстазе человечество вырвалось бы из тенёт материи.

Мысль о «Мистерии» пришла к Скрябину еще в 1903 году и окончательно выкристаллизовалась через два года, после знакомства с трудами Елены Блаватской. С этой поры все его творчество стало подготовкой всемирного праздника Воссоединения Духа и Материи. Поглощенный своим замыслом, композитор охотно рассказывал о нем друзьям, строил развернутые планы и писал большое количество эскизов будущего магического акта (в сущности, эскизами к нему являются все поздние скрябинские сочинения). Последним полномасштабным эскизом «Мистерии» должно было стать «Предварительное Действо», о котором композитор говорил: «Это будет еще не «Мистерия», но уже в таком духе, и в ней и синтез искусств будет, и уже оно будет эзотерично.. Это все-таки художественное произведение, хотя в нем уже будет совсем иное, будет очень много настоящей магии... В нем будет мистика разбавлена некоторым символизмом, и это именно обусловит возможность многократного исполнения». Скрябин начал работу над «Предварительным Действом» зимой 1913 года, за два года до кончины, но никто, кроме ближайших друзей, так и не услышал этого загадочного опуса. Музыка погибла вместе с ним — случай в музыкальном мире не единичный, но в судьбе Скрябина приобретающий символическое значение. Казалось, что все обстоятельства жизни Скрябина мешали ему завершить магическую партитуру Именно и последние годы композитор лишается поддержки меценатов и вынужден часто и надолго уезжать на гастроли с сольными концертами. Но причиной гибели главного сочинения Скрябина стали не финансовые затруднения и не груз семейных проблем. Через три дня после похорон ученик композитора Марк Мейчик писал: «Он не умер, его взяли от людей, когда он приступил к осуществлению своего замысла, не даром существует изречение, что на небесах следят за тем, чтобы деревья не врастали в небо. Через музыку Скрябин узрел много такого, что не дано знать человеку, и хотел к этому многому приобщить людей... Он дерзновенно хотел ввести людей в самое царство богов и потому должен был умереть!» Действительно, многие события земной жизни композитора в контексте его замыслов приобретают трансцендентный оттенок, причем не в области легенд, а как реальные события.

Скрябин неоднократно проявлял способности к ясновидению в пространстве и времени: он мог найти человека в толпе, не зная его в лицо, рассказывал об истории давно погибших цивилизаций. Мог смотреть на солнце в зените не мигая, а потом легко читать мелкий шрифт. Он обладал способностью вводить своих слушателей в галлюцинаторное состояние, мог изменить структуру звука в пространстве, отчего многие писали о «фантастических, нерояльных» тембрах исполняемых им произведений. Контракт на аренду своей последней квартиры он заключил 14 апреля 1912 года сроком на три года — в точности по день своей смерти. Мистическое начало проявилось даже в датах жизни Скрябина. Он родился на Рождество (25 декабря 1871 года по старому стилю), а умер во второй день Пасхи.

«Музыка — путь откровения, — говорил Скрябин. — Вы не можете себе представить, какой это могущественный метод познания. Все, что я теперь думаю и говорю, — все это я знаю через свое творчество». В своих последних произведениях он превращает музыкальные структуры в магические символы. Свои фортепианные миниатюры он описывает как «живые организмы» (энергоинформационные структуры, наделенные «слепой жаждой жизни», то есть самостоятельным бытием) и видит в них «среду обитания» существ из параллельных миров. Композитор утверждал, что «музыка заколдовывает время, может его вовсе остановить».

Сабанеев, один из немногих, кому посчастливилось услышать «Предварительное Действо» от автора в фортепианном варианте, вспоминает: «Это были таинственные, полные какой-то нездешней сладости и остроты, медлительные гармонии... Нежная, хрупкая звуковая ткань, в которой звучало какое-то острое, до боли знойное настроение... Казалось, что попал в какое-то зачарованное, священное царство, где звуки и света как-то слились в один хрупкий и фантастический аккорд. И во всем этом лежал колорит какой-то призрачности, нереальности, сонности — такое настроение, будто видишь звуковой сон».

Ни при жизни композитора, ни за столько лет, прошедших со дня его смерти, его музыкальный мир так и не воскрес в своем первозданном виде. До сих пор идеи Скрябина воспринимались поверхностно и сводились в основном к попыткам светомузыкальной постановки «Прометея» (единственной его партитуры, имеющей зафиксированную световую строку). К сожалению, авторские указания были минимальны, и почти все эксперименты ограничивались игрой цветных лучей на одном или нескольких экранах различной конфигурации. Между тем самому Скрябину нужны были «формы движущиеся, чтобы фимиамы образовывали эти формы и чтобы света их освещали». В партитуре «Прометея», хранящейся в Парижской национальной библиотеке, скрябинской рукой внесены описания визуальных образов «Поэмы огня»: «молнии», «звезды», «световая зыбь», «блестки и круги на воде», «светящиеся фигуры», «струи света», «каскады огней и искр», «острые формы» и т.п. Сегодня очевидно, что композитор пытался воплотить в своем искусстве другие «способы измерения» реальности, доступные лишь немногим людям с паранормальными способностями. Скрябин считал, что эти таланты скрыты в каждом человеке и его музыка — ключ к их пробуждению. «Вообще, — говорил он, — мы не знаем многих своих скрытых возможностей. Это дремлющие силы, и их надо вызвать к жизни... А музыка, хранящая в себе неисчислимые возможности ритмики, она есть тем самым — самая сильная, самая действенная магия, только магия утонченная, изысканная, которая ведет не к таким грубым результатам, как сон или гипноз, а к конструированию определенных утонченных состояний психики, которые могут быть самыми разнообразными».
Автор «Поэмы огня» считал, что окружающую физическую реальность люди создают своими представлениями о ней. Очевидно, что, освободившись от груза разрушающих психику отрицательных эмоций, человек обретет силы увидеть новые миры, иные способы бытия в себе и окружающем мире.
В философских записях Скрябина можно найти предсказания многих научных открытий и технологий двадцатого века, причем информатика занимает здесь далеко не последнее место.

Категория: Мои статьи | Добавил: artigiana (13.05.2011)
Просмотров: 1944 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

поиск в вики

карта катаклизмов


Copyright MyCorp © 2020