Воскресенье, 18.04.2021, 19:42

Приветствую Вас Гость | RSS
МИРОВАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА 19 ВЕКА
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Статистика
Total users:

В 1916 году в издательстве Юргенсона была опубликована книга А.П.Коптяева «А.Н.Скрябин: Характеристика». Ее автор несколько раз встречался с композитором, состоял с ним в переписке и мог судить о нем не понаслышке. Несомненно, Коптяев находился под большим впечатлением от могучей индивидуальности музыканта-мистика. Приведем, к примеру, такой фрагмент: «Соната, в скрябинских руках, стала интимною беседою с духами: Скрябин гипнотизирует мглу, и из нее показываются образы... Точно Александр Николаевич занимался спиритизмом и, в конце концов, под его фиксацией показывается давно жданный образ.Прочтите Роденбаха, Сведенборга, Блаватскую - и вы поймете эти странные сонаты, с их «appel mysterieux» («таинственный зов» - фр.) и т.д.» [2, с.31]. Это, пожалуй, первая по времени догадка о том, что содержание поздних сонат А.Н.Скрябина как-то связано с трудами Е.П.Блаватской, которые композитор внимательно изучал. В его личном экземпляре «Тайной Доктрины», хранящемся ныне в Музее А.Н.Скрябина, сохранилось 513 его пометок, содержание которых практически полностью совпадает с положениями философского учения самого Скрябина. Более того, многие описанные Еленой Петровной структурные закономерности эволюции Вселенной получили непосредственное отражение в форме и содержании скрябинских музыкальных миров.

Поздний (или «мистериальный») период творчества начался у Скрябина в 1910 году созданием фортепианной пьесы «Листок из альбома» (ор.58). По-настоящему же открывает эту, последнюю для Скрябина, творческую эпоху его знаменитый «Прометей» (или «Поэма огня»), куда композитор впервые в истории музыки вводит партию света. «Прометей», - говорил Скрябин, - это уже совсем близко от Мистерии» [4, с. 104]. Здесь принципы эзотерического космогенезиса получили наиболее яркое и отчетливое художественное воплощение. Это было последнее симфоническое сочинение Скрябина. Немного позже он скажет: «Я не могу писать больше сонат и симфоний «просто»... Это совсем не удовлетворяет... Ну, а мистерия еще не готова, не во мне, а в других...» (4, С.214).Биограф композитора Л.Л.Сабанеев вспоминал: «Он сам в это время и в эти минуты себя не считал музыкантом ни в каком случае. «Это так мне теперь кажется скучно - быть только композитором! Ведь это совсем ни к чему... Я вовсе не музыкант только, - несколько запальчиво уверял он,-я не хочу быть музыкантом - только 1 « « Пора мне бросить эти пустяки и заняться делом! - как-то сказал он мне, когда я его застал за писанием сонаты. - У меня есть какая-то инерция, и я занимаюсь этим с таким удовольствием, с каким не должен бы заниматься... Я не пережил бы часа, в который убедился, что не напишу Мистерию» (4, с.177-178).

Мистерией композитор называл главную цель своего бытия - и не только своего, а и всей земной цивилизации. Согласно Скрябину, наша Пятая Раса (имеется в виду эволюционная ступень человечества. - Прим. ред.) стоит у роковой черты самоуничтожения: человечество может погибнуть, так и не пробудив спящие в нем божественные энергии - психические силы. Композитор принимает решение «форсировать события», ускорив эволюцию. По его плану, в далекой Индии, на берегу зачарованного озера, из драгоценных камней, фимиамов и красок заката должен быть построен храм для исполнения Мистерии. Он, Скрябин, даст только первый импульс к включению фантастических причинно-следственных цепей. В небе над Гималаями зазвенят мистические колокола, и на их зов все населяющие Землю народы пойдут в Индию, чтобы принять участие в исполнении величественной симфонии Преображения. В грандиозном синтезе сольются звук и свет, краски и ароматы, танцы и шествия, мыслеобразы и «воображаемые звуки». На седьмой день исполнения Мистерии объединенная мощь ментального поля мыслящих существ должна была пробить экран мировой Иллюзии. В лучах всемирного художественного экстаза человечество вырвалось бы из тенет материи и «проснулось в небо» сияющим вихрем неуничтожимой, бессмертной и всемогущей мыслящей энергии...

Ослепительная вершина Мистерии была, казалось композитору, совсем близко - почти рядом. Сверхъестественные события, чудеса с пространством и временем, которые должны были произойти в момент «Последнего Свершения», начали непостижимым образом проникать из гипотетического будущего в настоящее своего создателя. На поздние сочинения Скрябина, по словам Л.Л.Сабанеева, «легла громадная тень или, может быть, «сияние» от «Предварительного Действа» - последнего, как думал композитор, «земного» шага к преображению Вселенной.Эта, как шутили друзья Скрябина, «безопасная Мистерия» существовала в двух вариантах - музыкальном и литературном. В первом - музыкальном - композитору, видимо, удалось раскрыть секреты «звуковой магии»: взаимодействия звукового поля музыки с фундаментальными физическими полями, организующими мироздание. Скрябин играл большие фрагменты этого таинственного опуса своим друзьям, которые смогли запомнить только ощущение фантастического «звукового сна». «Предварительное Действо», вспыхнув в ночном сумраке рабочего кабинета Скрябина, ушло в небытие вместе со своим создателем - он не успел записать его.Литературной части повезло больше - она была не только записана Скрябиным, но даже издана после его смерти в альманахе «Русские пропилеи» [3]. Очевидно, что поэтический текст «Предварительного Действа» был для Скрябина тем образом Мистерии, на который были нацелены (как его этапы) все музыкальные опусы этих лет, и в первую очередь - семь последних сочинений сонатной формы. «Сонаты эти, - считал Сабанеев, - были как бы маленькими мистериями, отрывками общего плана».Действительно, планомерность построения цикла поздних сочинений трудно не заметить. Начиная с «Прометея» ор.бО, написанного в сонатной форме, номера следующих сонатных опусов выстраиваются как бы «через одного», по четным числам. Пяти последним сонатам (с Шестой по Десятую) соответствуют опусы 62, 64, 66, 68 и 70. Завершает этот ряд поэма «К пламени» ор.72 - также в сонатной форме. Нечетным номерам соответствуют «малые циклы» миниатюр (исключением из правила стали только «Поэма-ноктюрн» ор.61 и Пять прелюдий ор.74).Вряд ли такое расположение было случайным у композитора, который мог часами заниматься математическими вычислениями формы, чертить геометрические философские схемы, а задолго до создания очередного крупного сочинения готовить для него литературную программу (ее имеют Сонаты 3 и 4, Симфония 3, «Поэма экстаза»). Не странно ли, что, начиная с «Поэмы огня» программа, «сокращается» до названия (или даже первой ремарки) ?Разгадка этого феномена состоит в том, что свои поздние сонаты Скрябин завершал одновременно с началом работы над текстом «Предварительного Действа», которое стало для них общей, «универсальной» программой (к слову, в сохранившихся набросках музыкальной части «Действа» можно найти фрагменты музыки Восьмой сонаты, а также опусов 73 и 74: это еще раз доказывает, что все последние сочинения являют собой «отблески будущего» - фрагменты исчезнувшей магической оратории).

О чем же идет речь в самом «Предварительном Действе»? Б.Ф.Шлецер, готовивший к публикации чистовой вариант текста поэмы, в своей вступительной «Записке» заметил: «...Это был в сильно сокращенной форме, в миниатюре, план Мистерии - история человеческих Рас как процесс разделения и погружения Духа в материю и обратного возвращения к единству, процесс космической эволюции и инволюции» [3, с.114]. Сам Скрябин, описывая «событийный ряд» Мистерии, пояснял: «Всякий участник должен вспомнить, что он пережил с момента сотворения мира... Пережить всю историю Рас... Это в каждом из нас есть, надо только вызвать это переживание, оно же и воспоминание» [4, с.83].

Итак, основным содержанием семи дней Мистерии должна была стать эзотерическая история человечества, которую следовало вспомнить-пережить (мы увидим, что Скрябин имел в виду воспоминания не только о прошлом, но и о будущем). За воплощенным в «Поэме огня» космогенезисом вполне закономерно следовал антропогенезис поздних сонат. Каждое из «послепрометеевских» сочинений крупной формы в той или иной степени отражало или принципы создания, или внешний облик, или важнейшие моменты истории одной из описанных в «Тайной Доктрине» Коренных Рас - сменяющих друг друга на протяжении десятков миллионов лет сообществ весьма различных по форме и способу бытия человеческих существ.Я пришел к такому выводу после тщательного анализа черновых вариантов текста «Предварительного Действа». В отличие от опубликованного варианта, замысел поэмы был поначалу гораздо шире. Б.Ф.Шлецер, отбиравший материал для публикации, упоминает о пяти тетрадях набросков, обозначая их буквами «А», «Б», «В», «Г», «Д». Использовал он только две последние - тетрадь «Г» частично, а тетрадь «Д» полностью. По счастью, все пять тетрадей сохранились в фондах Музея А.Н.Скрябина («А» - ОФ 26098/304, «Б» - Оф 26098/1, «В» - Оф 26 098/3, «Г» - ОФ 27 007/1, «Д» - ОФ 26 098/4). и мне удалось расшифровать трудно читаемый скрябинский почерк. Кроме этого, к числу вариантов «Предварительного Действа» относятся восемь одно-двухстраничных набросков на отдельных листках (ОФ 26 098 ??11 -18), среди которых особый интерес представляет набросок ?15, полностью посвященный эволюции Рас.

Что же касается основной части черновиков в пяти тетрадях, то здесь можно проследить, как замысел скрябинского Антропогенезиса эволюционировал от предельно конкретной к предельно абстрактной форме. В тетради «А» теория эволюции Рас изложена наиболее подробно: как в поэтической форме, так и в виде схем.

 представлен литературный вариант контуров эволюции: В Движении возникает пурпурный мир образов и чувств, Вселенная организует свое физическое тело, В каждом из этих миров ты подвергнешься множеству испытаний

Загадочен мир для каждого из переживающих его существ В известный момент определяется отношение между Минеральным, растительным, животным царством и человеком.На с.42 изображена схема эволюции семи Рас, где II, III, ГУ, V и VI Расы делятся на 7 подрас. Обозначен эволюционный скачок - «хотенье жить» - в 5-й подрасе III Коренной Расы. Здесь же помещены рисунки, изображающие, видимо, принципы размножения в разных Расах. На с.50 первые четыре Расы объединены понятием «размножение», а три последние- «синтез».В тетради «Б» Скрябин разбивает текст на семь разделов, обозначая их (начиная с третьего) римскими цифрами. Они имеют следующее содержание: III - пробуждается огонь души; IV - личные желания направляют огонь на зло, гибель; V - происходит очищение от личных желаний; VI - спасение от смерти; VII - порыв к безличному, Высшему.

В тетради «В» текст разбит на «Семь дней», где в каждом разделе-дне дается описание соответствующей ему по порядковому номеру Расы. Видимо, Скрябин посчитал неуместным вводить эзотерическую информацию в экзотерический текст. Однако полностью скрыть, что семь дней - не что иное, как семь Рас, ему не удается. На с.5 он пишет «Третий день», а чуть позже, на с.22 уточняет, что это Третья Раса.В тетради «Г» мы опять находим сочетание римских цифр (обозначений разделов или дней) с конкретными указаниями на историю Рас, но здесь это даже интереснее.Так, на с.З заголовок «Вторая Раса» соседствует с нотным наброском - «эмбрионом» темы побочной партии Шестой сонаты, а на с.23, где Скрябин как бы заново начинает второй раздел (стоит цифра II), помещен еще один нотный фрагмент - эскиз второй темы главной партии той же сонаты.В последней тетради «Д» с чистовым текстом, который композитор успел довести только до середины, упоминания о Расах отсутствуют вовсе.Б.Ф.Шлецер, видимо, истолковал это как последнюю волю автора. Текст этой тетради был опубликован им полностью, а из предыдущей он выбрал только те фрагменты, где нет информации о Расах. Но все сохранившиеся музыкальные сочинения позднего Скрябина были завершены им задолго до появления тетради «Д». А в период их создания композитор, напротив, был полностью поглощен историей эволюции Рас.

Учитывая, что нотные наброски к Шестой сонате появились как иллюстрация эпизодов истории Второй Расы, а Девятую сонату композитор, по словам Л.Л.Сабанеева, соотносил с периодом «наибольшего погружения в материальный план», т.е. с нашей Пятой Расой, можно предположить, что последовательность семи поздних скрябинских сонат полностью соответствует чередованию Рас. Миниатюры нечетных опусов, помещенные между ними, служат как бы «лирическими интермеццо», иллюстрирующими весьма широкий спектр явлений: от процесса переориентировки сознания мистика в другие слои Времени до взглядов из земной истории в историю других, параллельно развивающихся Вселенных. Кроме того, мрачноватые по характеру миниатюры 65-го, 67-го и 71-го опусов вполне можно соотнести с иллюстрацией периода небытия после гибели очередной Расы.Итак, раскроем пожелтевшие страницы скрябинских рукописей, до настоящего времени скрытые от глаз читателя, и отправимся вместе с великим музыкантом-мистиком в невообразимо далекое прошлое. В сущности, это едва ли не единственный опыт прямого чувственного восприятия описанных в «Тайной Доктрине» событий - уникальный документ ясновидения в пространстве и времени.

ПЕРВОЙ РАСЕ у Скрябина соответствует «Поэма-ноктюрн» ор.61 с ее нежно мерцающими эфирными образами, как бы озаренными лунным светом. В «Тайной Доктрине» композитор подчеркнул, среди прочих, девять фрагментов текста, непосредственно характеризующих Первую Расу. Из них мы узнаем, что это были «тени людей, эфирообразные или астральные Сыны Йоги..., светящиеся бесплотные формы» [1, с.118(122), 244(249), 138(142)] (при указании страниц сначала дается ее номер во французском издании, которым пользовался Скрябин, а затем - в круглых скобках - соответствующий этому фрагменту номер страницы русского издания 1991 г.).Словесное описание этой призрачной жизни (как и облика следующих Рас) рассредоточено у Скрябина в пяти тетрадях набросков «Предварительного Действа», где единая сюжетная линия прослеживается с трудом, а прошлое и будущее то и дело меняются местами. Тем не менее, пользуясь редкими конкретными указаниями автора и проводя ассоциации с ремарками в нотном тексте соответствующих сонат, можно с достаточной степенью уверенности определить фрагменты, характеризующие определенную Расу. Описание ПЕРВОЙ приобретает следующий вид:»Это первый эскиз, неопределенность едва уловимых подвижных образов, расплывающихся, соединяющихся, снова возникающих, поглощающих и исторгающих Друг друга» (А, с. 16).

«Что-то новое в нас пробуждается Неизведанное, сладостное Оно мучит и ласкает нас снами Пеленой окутывает светлой И нежным облаком нас окружает Мерцающей сетью лучистых ласк И становится это ощущение Нашей постоянной одеждой, нашим телом» (Блаватская, с.75). «Мы ласкаем нашу мечту И рождаемся в мире Существ воздушных» (Б, с.75). «Усталых отблесков Лениво бледное мерцанье (дрожанье) Немое созерцанье Загадочная жизнь полуснов» (ОФ 26098/14, с.2). «Дыханье сладостное Ласки эфирной Нежно звучащие Прикосновенья» (А, с.21). «Тайна зарождения Томления - в томлении В священной тишине (дуновении) Тайна, тайна О святость тайны Священной выдыханности Излиянной Исстрадносладостной Истомнонежной» (Б, с.71).

Последняя фраза, характеризующая полудремотную жизнь Первой Расы «теней теней» преобразилась в нотном тексте «Поэмы-ноктюрна» в следующую последовательность ремарок: «Как движущаяся тень; Как неясный шелест, С наслаждением, как во сне» (здесь и далее ремарки даны в переводе с французского, который Скрябин в поздних сонатах использует, видимо, как реминисценцию французского издания «Тайной Доктрины». - Авт.).

Мрачновато-таинственный колорит Шестой сонаты ор.62 соответствует облику ВТОРОЙ РАСЫ, о которой известно немного - Скрябин выделил только шесть фрагментов «Тайной Доктрины», посвященных ее описанию (для сравнения: Третьей Расе соответствуют 15 подчеркнутых композитором эпизодов, а Первой и Четвертой - по девять). Из них мы узнаем, что «Вторая Коренная Раса «Ману с костями» появилась впервые, как «Потом-рожденная».., эти Расы имели форму, но не из плотной субстанции, и были гигантами, предшествовавшими нам, пигмеям» [1, с.180(185), 239(244-245)].Эпизоды «Предварительного Действа», посвященные истории Второй Расы, обозначены Скрябиным наиболее четко. В тетради «В» в разделе «Второй день» читаем: «К великому таинству готовьтесь К венчанию душевного с телесным Да полюбит душа телесность, Да пожертвует себя И телесное да обнимет ее» (В, с.17). «Мы рожденные все возрастающим желаньем Все дальше и дальше в бездны жизни погружаемся. Все сильнее чувства, все гуще туман. За этим облаком ласки-томления Бледнеет отца свет лучезарный Ночь неба умирает в утро земли (жизни)» (В, с.21). «Не смерть уничтожает нас, но одежды Возникающих желаний - будущих чудовищ страсти. Наша жизнь бьется разломом этих ласк... Мы зачинаем себе подобных одна от другой Мы будем скрыты пеленой Все возрастающих волнений» (В, с.22).

В разделе «Вторая Раса» тетради «Г» Скрябин добавляет: «Ощущеньем себя я проснулся Но чувства дремлют во мне, дремлет мысль... Это первое осуществление на земном мире Есть восстание Воспоминание о прежних достижениях» (Г, с.3).

Грандиозный, героико-титанический размах Седьмой сонаты ор.64 был вдохновлен историей гигантов ТРЕТЬЕЙ РАСЫ, историей «...Эволюции лемурийца, первого физического человека; эволюции, имевшей место 18000000 лет тому назад... Именно, эта Третья, последняя полудуховная Раса, которая тоже явилась последним носителем божественной или врожденной Мудрости» [1, с.58(62), 166(171)].Для мистериального замысла Скрябина определяющее значение имели события истории именно этой Расы, где, по его определению, «пробуждается огонь души» и на Земле появляется Иерархия Сынов Света. Поэтому он дает свою интерпретацию практически всем эпизодам «Тайной Доктрины», связанным с Третьей Расой. Любопытно сопоставить содержание подчеркнутых Скрябиным фрагментов с его же литературным текстом.«Водимые бесполым творческим инстинктом, ранние суб-расы развили промежуточную расу, в которой... воплотились высшие Дхиан-Коганы» [1,0.341(344)].

«Третья Раса вначале была преимущественно светлою Тенью Богов, которых предание изгнало на Землю после аллегорической Войны в Небесах» [1, c.332(336)].«Все это есть Манасы и Раджасы; Кумары, Асуры и другие Правители и Питри, которые воплотились в Третьей Расе и этим способом и различными другими одарили человека Разумом» [1, c.109(113)].«Третья Коренная Раса обнаруживает три различных деления или аспекта, физиологически и физически - самые первые - безгрешные, средняя ее часть пробуждается к разумности, а третья и последняя часть определенно животная, то есть, Манас подпадает искушениям Кама» [1, с.314(318)].

«Мы в них живем, в них Дремлем ибо мы и возможны Только в них и через них Отдав им наши души. И вот настанет миг Когда эти дремлющие Души наши в них проснутся И проснутся может быть Слишком рано Когда они еще не насытят Своих грешных желаний И вот похищенный огонь наш Они для целей своих недостойных Употребят и поплатятся Ибо огонь наш горит Для свободных и радостных Сынов наших А не для тех, кто в желаниях грешных Утопает» (Б, с.68).

«Дхиани... были первыми Адептами Третьей Расы» [1, c.258(264)]. «Тайны Небес и Земли, открытые Третьей Расе их Небесными Учителями в дни их чистоты, стали великим центром света, лучи которого в силу необходимости стали слабее, так как они рассеялись и упали на несвойственную им почву, ибо она была слишком материальна» [1, c.348(352)]. «Луч бессмертный в омут упавший...

Расы вполне материализовались. Начинается работа рассудка и развития индивидуальности. Луч, упавший в бездну, осветил ее глубину. Они поняли всю силу своих неудовлетворенных еще Инстинктов, неизжитых страстей» (ОФ 26098/15). «Отдаваясь жизни-возбудителям Забыли, что все лишь средство Ласки, порождающей блаженство И сделали из средства цель Так возникла любовь к обладанию вещами» (ОФ 26 098/13).

«Как только ментальный глаз человека раскрылся для познавания, Третья раса почувствовала свое единство с вечно-сущим, но также с вечно-непостижимым и невидимым Всем, Единым Всемирным Божеством. Каждый, будучи одарен божественными силами и, чувствуя в себе самом своего внутреннего Бога, сознавал, что по природе он Богочеловек, хотя и животное в своей физической самости. Борьба между этими двумя естествами началась с самого дня вкушения ими плода Древа Мудрости; борьба за жизнь между духовным и психическим, психическим и физическим» [1, с.337(340)].

«Но еще раньше между вами Родится - вражда Ибо в каждом из вас живет Переданная вам мной склонность к всемогуществу И сами вы дети гармонии» (Б, с.68). «Все больше и больше наши страсти Нас ослепляют. Мы ими Живем и только в них» (Б, с.82). «И дана была свобода инстинкту Было созданье животных И наполнился мир затем Гадами и хищниками» (ОФ 26 098/15).

«Те, кто победили низшие «принципы», усмирив свою плоть, присоединились к «Сынам Света»; те же, кто пал жертвою своих низших природ, стали рабами Материи. Из «Сыновей Света и Разума они окончили тем, что стали «Сынами Тьмы». Они пали в борьбе смертной жизни с Жизнью Бессмертной, и все, павшие так, стали семенем грядущих поколений атлантов» [1, с.337(341)].

«Третий день - золото-звучный. О слепая игра темных сил, как страшны чудовища, тобой порожденные - случай и рок».«...Рождается сознательный героизм. Не знающий ни зла, ни добра, но сокрушающий все, непобедимый, оживленный инстинктом жизни, победивший все препятствия и этой победой [обеспечивший] выполнение им задачи своей расы до конца... Торжество первой победы над материей. У него, пресыщенного борьбой и победами, возникает неопределенное сладостное влечение, мечта о другом. Смутное предчувствие новой радости. Дремлющая мудрость пробуждается как осознанное блаженство единения с ней. Первый проблеск сознательного наслаждения творчеством озаряет человека» (В, с.5).

Развитие событий в данном фрагменте прямо коррелирует с эпизодом Седьмой сонаты, где последовательность ремарок такова: «Как вспышка молнии Как удары грома С мрачной величественностью С небесным наслаждением Очень чисто, с глубокой нежностью».

«Лишь горсточка первых людей - в которых искра Божественной Мудрости горела ярко и лишь укреплялась в своем напряжении, по мере того, как подобная же искра с каждым веком становилась все тусклее и тусклее в тех, кто обратил ее на злобные цели, - лишь она осталась избранным стражем Тайн, открытых человеку Божественными Учителями... Эти избранники были зародышем Иерархии, которая с тех пор не переставала существовать» [1, с.348(352)].

«...И всю низость свою Они против сильных мудростью направили Против них и против друг друга Так породилось зло и страданье И мудрые удалились Скрылись в гроты и пещеры Унесли с собой и укрыли там Сокровища мудрости И жили там продолжая Невидимо править миром Помогая несчастным Идти по пути скользкому Личного опыта Чтобы не погибли совсем Пока в силу этого опыта Сознанье в них не проснется И был этот опыт порожденьем того Что мудрость уснула в них Слепые между слепыми Видя только перед собою Бодрствуя в лучших сынах своих, Мудрость (отец) дремала в других» (ОФ 26098/13). 

Загадочные, сосредоточенно-созерцательные образы Восьмой сонаты ор.66 раскрывают черты РАСЫ ЧЕТВЕРТОЙ или РАСЫ АТЛАНТОВ - «Четвертая, вкусившая плод Древа Добра и Зла - Мудрость уже объединенную с земным рассудком и потому не чистую - в силу этого должна была снова приобретать эту Мудрость через посвящение и великую борьбу» (1, с. 166(171)]. В Четвертой Расе, согласно Скрябину, «личные желания» направляют огонь на зло, гибель». Соответственно этому, композитор выстраивает величественное предание о судьбе Атлантиды: «В кристаллизации восходят яды ласк... Ослепла память... Их взоры жадные к земному обратились... Родились ревность, зависть, злоба, ненависть и месть». «Разрыв священный с небом Забыты небеса... Позабыты тени предков» (С, с.36).

«С одной стороны, мир имел своих многочисленных «Спасителей» и великих Иерофантов; с другой - «прирожденных колдунов», которые по причине недостатка в задерживающей силе настоящего духовного просветления... осквернили свой дар, применив его к дурным целям» [1, с.274(278)).

«Четвертый день - мир пурпурно-звучных тайн. Похищенный огонь они для целей своих недостойных использовали. Но думая, что действуют для себя, они бессознательно выполняли задачу Единого и служили целям эволюции. Подвиг героя принадлежит не ему, а всей создавшей его расе... Процесс этот завершился созданием человечества, каким мы его знаем. Завершился - полным разлучением, полным осмыслением и забвением о прошлых воплощениях. Кора эгоизма утолщается» (В, с.33).

«Уснули во мне свобода и знанье И я забыл о тех, что у источника чистого дремлют Не пожелав облечься в одежды нечистые... О мир, осиянный Последним лучом мудрости О тьма наступающая...» (ОФ 26098/12).

Девятая соната ор.68 - самое «темное» и «демоническое» из творений Скрябина - изображает современный ему мир: ПЯТУЮ РАСУ. Как ее представитель, Скрябин связывает ее главную задачу, естественно, со своей деятельностью: «Пятый день. На этом плане рождается сознательный героизм. Мудрость, познавшая красоту как единственное орудие победы над материей, победы над телом и т.д. Ставить самому задачу преодоления материи через отпечатление на ней божественной идеи, задачу прозрения через искусство. через ритм, через танец» (В, с.44).

«Преодолей телесное силою живущего в тебе желаньяЖелай все сильнее и желание разрушит пелену» (В, с.45).  «Ты должен идти к погибающей братии И душу свою на служенье отдать Людей приготовить к страданья приятию И в страдании сам обрести благодать?» (В, с.47).

Скрябин дает также краткие характеристики современного мира: «Друг на друга восстаем мы Войны вечные ведем мы... Горе,

Поиск

поиск в вики

Календарь
«  Апрель 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

карта катаклизмов


Copyright MyCorp © 2021